Иваны против хачей

Обыкновенная Россия.

Иваны против хачей

Этнические беспорядки в Москве – естественный этап становления российской государственности эпохи православных компьютеров. По-другому быть не могло. Стимуляция национальных чувств и исторической гордыни белого населения Российской Федерации, круглосуточные телесериалы про войну на Кавказе, шутки про таджиков в популярных шоу, едва не карикатурный культ вождя и масштабная христианизация общества на фоне рака правоохранительных органов, неизбежно приводят к конкретному социальному катарсису – озверевшему фашизоидному обывателю.

Погромы и реакция на них – намек на решающий момент современной российской истории. 90-е были эпохой объяснимого отрицания всего социалистического измерения, и сегодняшние погромы являют правый антипод советскому интернационализму. Чтобы завершить проект новой империи в его путинской редакции, Россию необходимо склонить к перерождению в монокультурном теле. Это станет финальным штрихом к формированию имиджа ада, окончательно приглянувшегося федеральным властям, по всей видимости, во время масштабных пожаров лета 2010.

Национальная самоидентификации, как известно, принуждает к определению «своих» посредством определения «чужих», а потому всякий внешний разговор о демократизации российского организма, вся международная критика России так или иначе работают на российский национальный проект, позволяя множить внутри российского периметра разговоры о происках масонской заграницы. Внешняя оценка России рассматривается её биологической массой зачастую в рамках геополитической конспирологии и модели - «они» «там» не способны «нас» понять. Таков результат информационного и физического изоляционизма большинства населения РФ.

 

Board of honour by Charushin

Board of honour by Charushin

01 / 08

 

Ситуация с этническими беспорядками – особый миг. Несмотря на расовые чаянья Кремля, Россия пока ещё остается мультикультурным государством, поэтому прежде, чем случится Россия «единая», «сильная» и «бессмертная», её национальному телу предстоит очиститься, как это когда-то попытались сделать немцы.  Корни проблемы, впрочем, уходят далеко за пределы политики в древний  исторический конфликт между двумя обскурантистскими мировоззрениями – исламом и христианством.  Происходящее в России сегодня – манифестация императива начать внутренний крестовый поход.

Система глядит озверевшими глазами внутрь себя, и не понимает, что делать, - милиция не может по-настоящему атаковать нацистов, потому что против себя не попрешь, атаковать же кавказцев – это, во-первых, на данном этапе всё еще политически не эстетично, во-вторых, думай потом, что это тикает в кармане ближнего, учитывая мусульманские традиции блаженных смертников.

Так или иначе, насилие рискует эскалироваться, поскольку у обеих сторон, что говорится, накопилось, а объяснять, что сторона на самом-то деле одна и расчленять единое тело не стоит – поздно. Среди альтернатив русскому нацизму осталось, пожалуй, только активное кровосмешение русских женщин с чеченским народом, поскольку ничто уже, кажется, кроме вот такого генетического слияния не способно остановить внутренний консенсус современной политической системы России – становление Нового Русского Отечества со всеми вытекающими из него опричниками-евсюковцами.  

 

 

Тем временем, славянское киберпространство рефлексирует происходящее в эпохально-поэтических гобеленах из ужаса и желчи, которые, думается, передают атмосферу момента лучше всякой аналитики – цитирую запрещенную анонимную запись из недр 2ch:

Я хочу чтобы менты оцепили Москву, и начали всячески гнобить хачей и не давать им кучковатся. И что бы хачи разозлились как следует. И чтобы приехал Кадыров на золотом трехэтажном лимузине, и сказал ментам «Идите на хуй». И чтобы менты пошли нахуй. И множество хачей стало собиратся около Европейского, по дороге пиздя всех подряд. И чтобы анон кинул в них бутылки с средством для костров. И чтоб хачи впали в ярость и кинулись терзать подъехавших омоновцев и ввшников, переворачивая и поджигая их автобусы, и насилуя женоментов и их немецких овчарок в глазницы. И чтобы разгневанные новостями футбольные фанаты собрались на другом конце моста Богдана Хмельницкого и повесили несколько хачей на поручнях моста. И чтобы хачи увидели это и кинулись к ним. И чтобы они начали биться за мост, падая с него окровавленными комьями. И что бы лед провалился от веса трупов. И чтобы вконец ебнувшиеся еще летом от жары и дыма планарии стали выпрыгивать из воды и хавать трупы. И чтобы они забили своими разжиревшими телами Москву-реку. И чтобы начался потоп. И ополоумевшие таджики стали выскакивать из заливаемых подвалов со своими грудными таджичатами, кипятильниками из лезвий и горящими метлами, и начали поджигать прохожих и голубей. И чтобы горяшие голуби занесли огонь в Останкинскую телебашню. И чтобы из зала суда вырвался Ходорковский, и вместе с Каспаровым и Шендеровичем, он залез бы на самую высокую башню кремля, и стал кидать в творящийся внизу хаос тысячи сшитых им рукавиц. И чтобы болельщики все дрались и дрались бы с хачами, а хачи дрались между собой, и всех их хуячили бы менты, а ментов бы хуячили подтянувшиеся силы таманской дивизии, которым похуй кого пиздить потому что они загипнотизированы метелью, порхающими рукавицами и горящими голубями. И что бы Путин посреди улицы громко играл на рояле, а Медведев стоял рядом, делал фотки и выкладывал в твиттер. И всю эту хуйню показывали по всем каналам как 9/11. И чтобы хуйня все длилась и длилась, а Путин все играл и играл.