Лесбийское тело

Постфеминистская проза Моник Виттиг.

Лесбийское тело

В этом золотистом мглистом сладком аду забудь мо/я сам/ая прекрасная сам/ая сильная сам/ая неукротимая сам/ая умная сам/ая жестокая сам/ая ласковая сам/ая мо/я любимая обо всем что зовется любовью нежностью и самопожертвованием. Всем знакомо то что здесь происходит, и пусть этому еще нет имени но пусть они его ищут если уж это для них так важно, пусть они вступают в борьбу с очаровательными соперницами, но все это мен/я уже абсолютно не волнует а вот ты своим голосом сирены можешь молить о помощи какую-нибудь сверкающую коленками. Но знай что ни одна из них не сможет вынести вида твоих вытаращенных глаз со срезанными веками твоих желтых дымящихся кишок разложенных в твоих ладонях твоего вывалившегося изо рта языка тягучих зеленых нитей желчи стекающих на твои груди, ни одна не сможет выдержать звучания твоего беспрерывного хриплого безумного смеха. Блеск твоих зубов твоя радость твоя боль тайная жизнь твоих внутренностей твоя кровь твои артерии твои вены полости твоего тела твои органы твои нервы их цветение испражнения смерть медленное разложение вонь черви кишащие в твоем вскрытом черепе, все будет для нее равно невыносимым.

Стоит кому-нибудь произнести твое имя мне кажется мо/и уши тотчас с грохотом рухнут на землю, /я чувствую как мо/я кровь закипает в мо/их артериях, /я начинаю ощущать все орошаемые ею ответвления, рвущийся из глубины мо/их легких крик едва не разрывает меня на части, мне тяжело сдержаться, внезапно /я становлюсь хранилищем мрачных тайн, мо/я шкура ощетинивается и покрывается пятнами, /я смола изливающаяся на непокорные головы, /я нож вспарывающий сонные артерии новорожденных овечек, /я пулеметная очередь прошивающая кишки, /я рвущие плоть раскаленные на огне клещи, /я плетеный хлыст, бичующий кожу, /я сковывающий и леденящий мускулы электрический ток, /я кляп, затыкающий рты, /я повязка, закрывающая глаза, /я путы на руках, /я мучительница, обезумевшая и возбужденная от пыток и твои крики заводят мен//я еще больше возлюбленная мо//я когда ты пытаешься их сдержать. И тогда /я взываю к тебе о помощи мо/я несравненная Сапфо, протяни мне тысячи своих пальцев дабы унять боль ран, дай мне губы язык слюну медленно увлекающую в сладкую отравленную страну откуда нет возврата.

/Я вижу что твою кожу можно потихоньку снимать чешуйка за чешуйкой, /я тяну, она отделяется, она скатывается над твоими коленями, /я тяну начиная от малых губ, она соскальзывает по животу, тонкая почти прозрачная, и снова с поясницы /я тяну, кожа обнажает круглые и трапециевидные мышцы твоей спины, она поднимается до затылка, /я уже добралась до твоих волос, мо/и пальцы погружаются в эту чащу, /я касаюсь твоего черепа, /я уже обхватила его всеми своими пальцами, //я сжимаю его вцепляюсь в кожу на черепной коробке и резко сдираю ее вместе с волосами, передо мной предстает прекрасная сверкающая кость пронизанная кровеносными сосудами, две мо/и руки отодвигают назад черепной свод и затылочную кость, теперь мо/и пальцы впиваются в извилины мозга, мозговые оболочки проткнуты отовсюду сочится мозговая жидкость, мо/и руки погружены в мягкие полушария, /я шарю по ним в поисках продолговатого ствола и мозжечка зажатых гдето внизу, теперь ты вся целиком в мо/ей власти немая неподвижная крики застряли у тебя в горле отблески твоих последних мыслей в твоих глазах погасших у мен/я в руках, мо/и самые тайные помыслы светлы как дневной воздух мо/я ненаглядная.

Ты взираешь на мен/я своими десятью тысячами глаз, ты смотришь на мен/я, а /я, /я неподвижна, мо/и ноги вросли в землю, /я позволяю тебе навести на мен/я десять тысяч взоров или же если тебе так больше нравится единственный взгляд твоих десяти тысяч глаз хотя это и не одно и то же, этот огромный взор охватывает всю мен/я, /я не решаюсь шевельнуться, как только /я протягиваю руки в сторону солнца ты скашиваешь глаза вбок в направлении света, они мерцают но ты на мен/я смотришь а когда /я склоняюсь в сторону тени мне холодно твоих глаз не видно хотя ты и следишь за мной но все же /я тебе не видна, /я нема в этом пустынном вакууме твоих десяти тысяч глаз чернее чем чернота где твои глаза представляются мне десятью тысячами черных бриллиантов, /я одна до того момента пока до мен/я не доносится что-то вроде звона колоколов или можно сказать легкое позвякиванье, /я вся дрожу, у мен/я кружится голова, звуки отдаются внутри мен/я, это мен//я подтачивает, это музыка глаз говорю /я себе сам//ой, они сталкиваются то тихонько то сильнее а возможно они и сами по себе издают разные звуки, /я ничком бросаюсь вперед, назад, в одну а затем в другую сторону, /я беспорядочно жестикулирую пока не понимаю что мне не ускользнуть от множества твоих взоров, где бы /я ни была ты смотришь на мен/я и пронзаешь мен/я насквозь десятью тысячами глаз.

/Я не оброню твое обожаемое имя. Таков был запрет наложенный на мен/я, да будет так. /Я расскажу только как ты спускаешься искать мен/я на самое дно ада. Ты пересекаешь вплавь реку илистых вод не страшась извивающихся как живые лиан корней и змей лишенных глаз. Ты поешь не смолкая. Твари что охраняют мертвецов сжалившись закрывают свои разинутые пасти. Ты добиваешься у них разрешения вернуть мен/я в мир живых при условии что не обернешься назад чтобы взглянуть на мен/я. Бесконечный путь по подземельям. /Я вижу твою широкую спину и то одну то другую из твоих грудей когда ты поворачиваешься в профиль, /я вижу твои мощные и сильные ноги твой узкий таз, /я вижу твои спускающиеся на плечи волосы мен/я так волнует их темно-русый цвет что сердце сжимается у мен/я в груди. Ты ни разу не оборачиваешься. Вонь мо/их внутренностей обволакивает нас стоит мне пошевелиться. Но ты как будто этого не замечаешь, ты уверенно идешь вперед громко провозглашая все ласковые имена какими ты обычно мен/я называла. Время от времени мо/и пожелтевшие полуразложившиеся и изъеденные длинными червями руки касаются тебя, черви заползают тебе на спину, ты вздрагиваешь, /я вижу как кожа на твоих плечах покрывается пупырышками. По галереям подземелий полных склепов пещер катакомб мы продвигаемся вперед ты поешь победную песнь о том как вновь обрела мен/я. С мо/их обнажившихся до костей коленных чашечек свисают лохмотья плоти. Подмышками у мен/я слизь. Мо/и груди сожраны. Вместо горла у мен/я дыра. Исходящий от мен/я запах омерзителен. Но ты не затыкаешь носа. Ты не кричишь от страха когда все мо/е сочащееся гноем липкое тело на какое-то мгновение прикасается к твоей спине. Ни разу ты не обернулась, даже когда /я начала вопить от отчаяния и по мо/им изъеденным щекам покатились слезы, я умоляла тебя оставить мен/я в мо/ей могиле и описывала тебе жуткие подробности мо/его разложения язвы на мо/их глазах в мо/ем носу в мо/ем влагалище кариес мо/их зубов перерождение всех мо/их органов цвет мо/их дряблых мышц. Ты не даешь мне закончить и продолжаешь воспевать пронзительным голосом свою уверенность в победе над мо/ей смертью, ты не обращаешь внимания на мо/и рыдания, ты увлекаешь мен//я на поверхность земли где светит солнце. И только там, оказавшись среди простирающихся вокруг деревьев и леса ты резко поворачиваешься ко мне и в этот миг, увидев твои глаза, /я оживаю с чудесной силой.