Напряжение темноты

Видео-художник Билл Домонкос рекомендует девять тревожных фильмов.

Напряжение темноты

Готовя для Луча подборку ретро-футуристических фильмов, я понял, что в этом жанре не так уж много того, что хотелось бы порекомендовать. Поэтому я решил, что будет лучше, если я просто укажу те мои любимые фильмы и клипы, которые отражают характерные для моих собственных работ темы… наука/медицина, параллельные реальности, память, миф, смерть и воскрешение. Этот список включает более-менее известные картины, но это не означает, что они не заслуживают пересмотра. —Билл Домонкос 

The Face of Another – Hiroshi Teshigahara (1966)

Потрясающий пример экзистенциальной научной фантастики. «Будучи уже третьей экранизацией Хироси Тесигахары модернистских произведений Кобо Абэ, «Лицо Другого» является высоко-стилизованным, психологически насыщенным и провокационным изображением идентичности, персоны, свободы и близости». —Acquarello 2003

 

«Twilight Zone» Mirror Image (1960)

Во время ожидания на автовокзале, Миллисент Барнс охватывает странное ощущение, что её жизнью пытается завладеть её двойник.

 

Cordyceps: Attack of the Killer Fungi – BBC's Planet Earth (2006)

Сэр Дэвид Аттенборо и команда фильма «Планета Земля» (ВВС) открывают причудливый мир кордицепсов – грибков-убийц, которые проникают в тело и сознание насекомого, чтобы сдерживать рост популяции.  

 

Lot in Sodom – James Sibley Watson (1933)

Изумительный и гипнотический фильм, основанный на библейской байке о Содоме и Гоморре.

 

Le Tempestaire – Jean Epstein (1947)

Таинственный и захватывающий фильм с простым и напряженным сюжетом от французского режиссера Жана Эпштейна.

 

Lumiere – David Lynch (1995)

35мм черно-белый фильм Дэвида Линча, снятый на камеру братьев Люмьер.

 

The Seventh Victim – Mark Robson (1943)

Разыскивая свою пропавшую сестру, женщина обнаруживает сатанинский культ в нью-йоркском районе Гринвич Виллидж.

 

La Femme Qui Se Poudre - Patrick Bokanowski (1972)

Самый ранний фильм Бокановского «Припудривающаяся женщина» бросает вызов сокрытому и разоблачает маски. Светское ритуальное припудривание  викторианской женщины распахивает окно, – или, быть может, ящик Пандоры, – в подспудные человеческие тревоги о красоте, молодости, желанности и овеществлении. Отражая поверхностность общественных представлений о красоте, посредством чужеродности ландшафта, и эфемерность загадки подлинной личности, посредством эпичных, душе-искательных  странствий и безликих фантомов, которые возникают из воздуха, прежде чем исчезнуть из виду, ужасающие образы распадаются и случайным образом реорганизуются в неразрешимые фрагменты призрачной памяти. Фильм становится всё более абстрактным, и, будто сон наяву, погружается всё глубже в область кошмара и глушь подсознания, срывая вуаль с человеческого тщеславия, дабы обнаружить под ней аморфные тени, отбрасываемые пустыми душами.  

 

       

Ordet – Carl Theodor Dreyer (1955)

«В наш цифровой век, мы утопаем в фильмах, оспаривающих реальность реального и вдохновляющих нас погружаться в фантазии, далёкие от реального мира. Каждый же кадр Дрейера возвращает нас в осязаемый реальный мир. И если, как полагают многие, жизнь сегодня лишь сон, то любое трансцендентное пересечение с персональным Богом уже и сном не назовешь; это бред, из которого мы, благо, пробуждаемся. Любая вера в сверхъестественное низвергается до безобидной области персонального и субъективного. Фильмы Дрейера, однако, утверждают, что сверхъестественное реально и вездесуще, согласны мы с этим или нет». —  The Incarnate Transcendence of Ordet by Thomas Beltzer