Зоофилия для масс

Поп-культура на заре нового времени.

Зоофилия для масс

Для поп-культуры инфопохи характерно акселерационное присвоение и адаптация элитарных явленностей. То, что ещё вчера было предметом культурного потребления немногих, сегодня оказывается в кормушке широких масс.

Сам по себе процесс такого присвоения давно известен. Но скорость, с которой оно происходит, становится всё большей. И это прямое следствие влияния Сети, где любой культурный процесс протекает быстрее, централизованная цензура отсутствует, а каналы распространения настолько эффективны, что даже полному и локальному забытью порой удается воскреснуть и стать глобальным мемом.

Капиталистический хищник производителей традиционной поп-культуры всё это видит, понимает и кооптирует, при этом неизменно сглаживая, стерилизуя и обезопашивая исходный материал.

Пример тому – использование артефактов, возникающих при компрессии цифрового изображения, в качестве эстетического приема в клипе хипстерского личера Канье Веста «Welcome To Heartbreak».

 

 

Проблема превращается в фишку; поломка, излишняя оптимизация, битость, трэш – всё это стало героем тренда lo-fi, который намекает на реакционную ностальгию масс, изображает героическое несовершенство, и является адаптированным феноменом поп-культуры – прилизанным и беззубым.

 

Kanye West and Amber Rose by Terry Richardson

Kanye West and Amber Rose by Terry Richardson

01 / 02

 

Это, впрочем, не означает, что мантра о «плохой» поп-культуре – которая, нейтрализуя и выхолащивая, лишает исходное первозданной души – уместна.

Для современной поп-культуры нет другой ценности, чем ценность капитала, и это качество, часто продуцирующее пустоту, имеет и свои позитивные стороны.

Уроборос поп-культуры примечателен не только тем, что выражает и производит сознание масс, но и парадоксальным умением выступать умеренной оппозицией авторитарному.

Когда в семейном мультфильме Happy Feet Two появляются положительные персонажи в лице гомосексуальных крилей, осознавших своё положение в мироустройстве и желающих эволюционировать, реакционный обыватель получает каплю здорового лунного света.

 

 

В приложении к миллионам этот, сам по себе дрянной и площадный, мультфильм содержит потенциал прогрессивного социального воздействия. Посредством провоцируемого сопереживания Другому, он манифестирует обновлённую норму. Удивительно, но происходит всё это в разгар финансового кризиса, когда массы особенно склонны пятиться назад, в консервативное.

Примером «созидательной жвачки» является и клип Dead Sea Lions «Yellow Books», где фэшн-эстетика и бюджетное электро для приклубленных обывателей заканчивается едва ли не театрализованной оргией людей и собак.

 

 

Мотив сделать такое прямолинейное видео, несомненно, обнажает и меметический расчёт его создателей, и их рыночное сердце, но, тем не менее, происходит нечто совершенно немыслимое для поп-культуры, скажем, пятилетней давности.

Малоинтересная очевидность провокации с целью реакции «Жесть!» и рассылки «жести» всем фрэндам и фолловерам, меркнет перед обнадеживающим осознанием, что человеческая ночь, ставшая сущностным флагом Сети, проливается наружу даже в обстоятельствах ханжеского общественного умолчания.

В этом заигрывании современной поп-культуры с «хардом» важно не качество этого заигрывания, но сама симптоматика нового времени, признак того, что Кибер является средством демаргинализации подавляемых проявлений человека, а главное – умудряется вплести их в ту культуру, которая определяет нормы масс.