Чика-химик и её подружка нейробиолог

Европейский сексизм и женщина в науке.

Чика-химик и её подружка нейробиолог

Авторитаризм ищет образ свободы, и пропитывает собой, в том числе, те институты и общества, которые принято считать прогрессивными. Одна из иллюстраций тому – рекламная кампания Еврокомиссии, направленная на привлечение женщин в науку.

«Science: It’s a girl thing» гласит её слоган. На месте буквы «i» в слове «Science» – кокетливая помадка. Сопутствующий ролик – путешествие во внутренний мир пуделя: покой смотрящего в микроскоп учёного мужа нарушает цокот туфельных копыт. Это женщины пришли в науку*. По лицу исследователя расползается недоумение: «Какого хуя?». Но будущее уже не остановить. Оно вторгается в жизнь под музыку для фитнес-клуба. И всё вокруг начинает лактировать тушью. Жидкости в колбах закипают, словно вода в кастрюлях. Взрывается пудра, звучит дурочкин смех. Всё действие происходит в помеси будуара и кухни. Кажется, вот-вот героини начнут стрелять из-под мини новорожденными эйнштейнами.

Судя по всему, целевая аудитория этого видео – умственно отсталая пятилетняя девочка. Что неожиданно, весь этот апофеоз сексизма произведён не в какой-нибудь Болгарии, где до сих пор всё «бабы, сэр», но Европейском Союзе – одном из главных менторов мира по части феминистской политики.

В основе кампании «Science: It’s a girl thing» лежат благие намерения. Глобальный патриархат, как известно, не жалует женщин где-либо, кроме спальни и кухни. Вот продвинутые ботаники и решили: давайте же звать вытесняемых женщин к нам. Однако по причине того, что ботан-самец, – в силу своей занятости с микроскопом, конечно, – познает женщин чаще всего только сквозь мембрану порно-сайтов, то и звать в свою Dexter's lab он может разве что тёлок. Такой вот парадокс переполненной мошонки получается.

Что до ботаников-женщин, являющихся соучастницами своих альфа-коллег по этой кампании, то они, вероятно, пытались выразить здесь некую фантазию, желанный образ себя, образ «красивых женщин». Учитывая, что мы по-прежнему существуем в мире, где женщина-учёный представляется асексуальной прыщавой толстухой в белом халате, то и не удивительно, что болезненной альтернативой этому оскорбительному представлению становится гиперболизированная патриархальная сексуальность.

«Почему все так возмущаются этому видео? – недоумевает в комментариях на YouTube некая redbluue, представившаяся женщиной-учёным. – Неужели нельзя быть одновременно красивой женщиной и выдающимся учёным?».  

Каким бы ни был половой состав авторов «Science: It’s a girl thing», она пропитана «мужским взглядом» и навязывает консервативный стандарт «красоты».

Всё это ещё раз подчеркивает, что «эмансипация женщины» ведёт не к равноправию, но актуализации «женского» как набора заскорузлых стереотипов. Важно наконец-то понять, что наука, как и любая другая сфера общественной жизни, не нуждается ни в женщинах, ни мужчинах. Ей нужны просто способные, талантливые и образованные люди, которым любопытно и не всё равно.