Алхимия революции

Четыре этапа бесконечного превращения.

Алхимия революции

Все популярные «альтернативы» капитализму, – будь это консерватизм, государственный социализм или кейнсианство, – давно уже стали частью глобальной социально-политической системы. Её химера ничего не отвергает. Она способна переварить и усвоить религию и атеизм, права человека и их отсутствие, мир и войну, справедливость и угнетение. Такой неуёмный аппетит зверя гарантирует, что рано или поздно он умрёт от обжорства.

Каждой эпохе по Апокалипсису. Достигнув пика своего развития и чудовищности старый мир должен рухнуть. Такова историческая закономерность. Прорастая, стебель раскалывает зерно. Птенец разрушает гармонию яйца. В рождении бабочки умирает гусеница. Конец старого служит началом новому.

Процесс преобразования общества подобен алхимическому Великому Деланию. Магистериум – это не реактив, позволяющий превращать металлы в золото, но процесс Великой Работы – трансформации существа и реальности.

Создавать Философский Камень из жадности* станет только глупец. Разбогатеть можно и сотней других, куда более простых способов. Новый мир – это не просто общество всеобщего достатка и благоденствия, равноправия, сытости и сексуального комфорта. Ко всему этому можно прикоснуться и в рамках развитой социал-демократии, за которую даже не обязательно бороться – достаточно уехать в подходящую страну. Новое общество есть новая сущность.

Преобразование материи – это, в том числе, работа по изменению самого себя, ведь и мы сами – материя. Изменение себя подразумевает самоотречение, но также – изменение мира. Меняя мир, невозможно избежать разрушения.

Первый этап Великой Работы – Нигредо. Разрушение старой личности, привычек, связей, интересов и ценностей. Революционер, который не прошёл стадии Нигредо, обречён рано или поздно вернуться к своей прежней жизни, к треугольнику «семья-работа-отдых»; в последствие, он будет с иронией вспоминать свой «юношеский максимализм». В масштабах общества Делание в Чёрном подразумевает разрушение тех принципов, на которых это общество строится. Клерикализм рождает воинствующее безбожие. Патриотизм вынуждает презирать само слово «Родина». Расовая ненависть приводит к отречению от происхождения. Власть закона делает нас преступниками. Сексуальная мораль толкает к оргиям. Мы стираем с себя все навязанные цвета, всю фальшь, которая формировала нашу личность. Остаётся только Чёрный. Цвет без цвета. Революционеров запрещено хоронить в церковной земле, поскольку революционер – самоубийца. Нигредо – это наш первый суицид.

Вслед за Деланием в Чёрном следует Делание в Белом, Альбедо. Его результатом становится Малый Магистериум, обращающий металлы в серебро. В нём предстоит увидеть прообраз нового мира, и начать его воплощать. Мы принимаем в своих домах незнакомцев и оставляем их жить месяцами. Мы пишем, рисуем, исследуем и работаем, не думая о вознаграждении. Мы действуем по-другому и создаём новое. Альбедо – это созидание и творчество, рождение жизни. Оно опасно соблазном привязаться к плодам своего творчества, забыть о верховной цели, – трансмутации, – захотеть сохранить созданное, предпочесть малое большому, а значит – остановиться. Именно поэтому, созидая, нельзя прекращать разрушать. В том числе и созданное нами. Каждый из этапов Великого Делания включает в себя все прочие этапы. В разрушении должно быть творческое начало, но и творчество должно быть разрушительным.

Альбедо сменяет Делание в Желтом или Цитринитас. Когда десятки, сотни и тысячи индивидов, движений и трансгрессий сливаются в единую революционную волну, когда доселе разрозненные активисты, стачки и подпольные культурные центры образуют новую инфраструктуру, когда локальная борьба становится глобальной – серебро превращается в золото.

Делание в Красном, Рубедо. Его символ объединяет в себе разрушение и созидание. Это феникс, сгорающий и возрождающийся из пепла. Это – Революция. Рубедо не является концом Великой Работы. Нигредо, Альбедо и Цитринитас будут бесконечно повторяться в новых формах и временах. Глобальная революция – это огненный фрактал, который состоит из множества меньших революций в отдельных странах, городах, школах и семьях. Великая Работа состоит из бесконечности малых, но столь же великих работ.